Алексей Саврасов
(1830-1897)
Первая выставка работ Алексея Кондратьевича Саврасова состоялась лишь полвека спустя после его смерти в 1947 году. За это время удалось разыскать многие Саврасовские полотна, считавшиеся «без вести пропавшими», и вернуть к жизни незаслуженно забытые. Вместе с тем, стало особенно ясно значение творчества замечательного художника и педагога.
которые, по словам первого биографа Саврасова, А. Солмонова, охотно покупали по дешевой цене торговцы на Никольской и у Ильинских ворот. Воспроизводя в этих рисунках модные романтические мотивы, как, например, «Извержение Везувия» или «Буря на море», Саврасов, вероятно, в их исполнении подражал известным в то время мастерам. Трудно указать точно, к какому году относится начало занятий Саврасова в Московском Училище живописи и при каких обстоятельствах он был принят туда.
Недаром творчество Алексея Кондратьевича Саврасова называют «весной русского пейзажа»
Алексей Кондратьевич Саврасов родился 12 мая 1830 года в семье московского мещанина, проживавшего тогда в Гончарной слободе в доме купца Т. С. Пылаева, в приходе церкви великомученика Никиты, что за Яузою. Кондратий Артемъевич и Прасковья Никифоровна Соврасовы (их фамилия писалась через «о»), родители будущего художника, были людьми среднего достатка. В доме вместе с ними жила мать Кондратия Атемьевича, солдатка Екатерина Власьевна. Маленький Алексей был вторым сыном у молодых родителей.
Мальчик рано начал рисовать и уже к двенадцати годам легко исполнял небольшие рисунки гуашью
Вид в окрестностях Москвы с усадьбой и двумя женскими фигурами.
1850-е годы
Тропические растения. Древовидный папоротник.
1854 г.
Рисунок.
Зная теперь о неизлечимом и тяжком для всех недуге матери, о вечной занятости отца, с постоянной его тревогой и заботах о детях, мы готовы простить старику Саврасову его противодействие занятиям сына живописью, о котором сообщают первые биографы художника. Да и сам Алексей Саврасов, с его мягким и добрым сердцем, мог скорее жалеть отца, нежели питать к нему злобу.
Болезнь матери стала причиной, заставившей Алексея Саврасова на время оставить Училище.
Ровно через год после смерти жены Кондратий Артемьевич женился вторично на сравнительно молодой женщине — вдове Татьяне Ивановне Виноградовой, московской мещанке Сыромятной слободы . Войдя в большую семью, она сумела стать не только хорошей хозяйкой дома, но и заботливой матерью детям. Собственный дом на Калужской улице был продан, он омрачал, вероятно, тяжелыми воспоминаниями заново складывавшуюся жизнь семьи.
Сосна.
1854 г.
Рисунок.
Однако, подлинное признание пришло к Саврасову далеко не сразу. Жизнь, поначалу было улыбнувшаяся, обрушилась множеством невзгод и лишений. Долгие годы его преследовали нужда, одиночество, непонимание. Многие произведения художника были неверно истолкованы, а то и забыты.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
ДЕТСТВО И УЧИЛИЩЕ
Первая выставка работ Алексея Кондратьевича
Саврасова состоялась лишь полвека спустя
после его смерти __ в 1947 году, За это время
удалось разыскать многие Саврасовские
полотна, считавшиеся «без вести пропавшими»,
вернуть к жизни незаслуженно забытые. Вместе с тем стало особенно ясно значение творчества замечательного художника и педагога.
которые, по словам первого биографа
Саврасова, А. Солмонова, охотно покупали по
дешевой цене торговцы на Никольской и у
Ильинских ворот. Воспроизводя в этих
рисунках модные романтические мотивы, как,
например, «Извержение Везувия» или «Буря на
море», Саврасов, вероятно, в исполнении их
подражал известным в то время мастерам.
Трудно указать точно, к какому году относится
начало занятий Саврасова в Московском
Училище живописи и при каких
обстоятельствах он был принят туда.
Недаром творчество этого
художника называют «весной
русского пейзажа»
Алексей Кондратьевич Саврасов родился 12 мая 1930 года в семье московского мещанина, проживавшего тогда в Гончарной слободе в доме купца Т. С. Пылаева, в приходе церкви великомученика Никиты, что за Яузою. Кондратий Артемъевич и Прасковья Никифоровна Соврасовы (их фамилия писалась через «о»), родители будущего художника, были людьми среднего достатка. В доме вместе с ними жила мать Кондратия Атемьевича, солдатка Екатерина Власьевна. Маленький Алексей был вторым сыном у молодых родителей.
Мальчик рано начал рисовать
и уже к двенадцати годам
легко исполнял небольшие
рисунки гуашью
Вид в окрестностях Москвы с
усадьбой и двумя женскими
фигурами. 1850-е годы
Тропические растения.
Древовидный папоротник.
1854 г. Рисунок.
Зная теперь о неизлечимом и тяжком для всех
недуге матери, о вечной занятости отца, с
постоянной его тревоге и заботах о детях, мы
готовы простить старику Саврасову его
противодействие занятиям сына живописью, о
котором сообщают первые биографы
художника. Да и сам Алексей Саврасов, с его
мягким и добрым сердцем, мог скорее жалеть
отца, нежели питать к нему злобу.
Продолжается болезнь
матери и могла стать
причиной, заставившей
Алексея Саврасова на время
оставить Училище.
Ровно через год после смерти жены Кондратий
Артемьевич женился вторично на сравнительно
молодой женщине — вдове Татьяне Ивановне
Виноградовой, московской мещанке
Сыромятной слободы . Войдя в большую
семью, она сумела стать не только хорошей
хозяйкой дома, но и заботливой матерью детей.
Собственный дом на Калужской улице был
продан, он омрачал, вероятно, тяжелым
воспоминаниями заново складывавшуюся
жизнь семьи.
Сосна. 1854 г.
Рисунок.
Однако подлинное признание пришло к
Саврасову далеко не сразу. Жизнь, поначалу
было улыбнувшаяся, обрушилась множеством
невзгод и лишений. Долгие годы его
преследовали нужда, одиночество,
непонимание. Многие произведения художника
были неверно истолкованы, а то и забыты.
Дубы.
1855.
Пейзаж с дубами.
1860
Вид в Швейцарских Альпах из Интерлакена.
1862
Исаак Левитан
Зимний лес, - шептал Саврасов. - Ты гляди, гляди, мальчик, каждую
веточку можно разобрать. Форму всегда запоминай. Учись лепить форму. Кто этого не умеет, тому, пожалуй, и восторг перед искусством не поможет. Искусство -- это знания, знания и знания. Я тебя научу немногому, если ты сам не будешь работать в мастерской, дома, на этюдах. Везде где придется. Другой художник два часа в день поработает, ручки у него затекли, спина болит, он лениво потягивается. Ну, а остальное время зад чешет. Художник - это, брат, труд, сам труд. Еще неизвестно, кому труднее - крючнику или художнику.
В 1851 году Воробьев исполнил акварельный портрет Саврасова, представленный на выставке в Училище. В начале 1855 года он скончался, будучи еще совсем молодым. Со смертью Воробьева из ближайшего окружения Саврасова ушел его первый наставник, распознавший в своем младшем товарище недюжинный талант.
На фоне тяжелых условий домашней жизни юного Саврасова дружа с Воробьевым являлась светлым началом, единственной возможностью настоящего общения с человеком, уже приобщенным к искусству.
Занятия под руководством Рабуса не ограничивались только узкой областью пейзажной живописи, так как он же читал лекции по эстетике и по теории живописи и вел специальный курс перспективы в четвертом классе.
С возвращением Саврасова в Московское Училище живописи и ваяния для художника началась новая полоса его жизни. Он оказался среди учеников, занимавшихся специально пейзажной живописью под руководством К.И. Рабуса.
Старые сосны.
1854 г.
Рисунок.
В своих лекциях Рабус уделял много внимания изложению теоретических трудов по живописи Леонардо да Винчи, Гёте и других. Этим он не только вводил своих учеников в область новых для них понятий и представлений, но и будил их собственную мысль.
Летний день. Деревья на берегу реки. 1856 г.
Несмотря на успехи Саврасова, проявленные им в сочинении эскизов и исполнении маленьких видовых пейзажей, о которых писал в своем отчете Рабус еще в 1848 году, юному художнику предстояла очень большая работа над освоением живого языка живописи.
Его сравнительно небольшой опыт в работе на натуре нуждался тогда в серьезной опоре, в примере живописи таких пейзажистов, искусство которых было бы сильно именно живым, близким ему восприятием природы, волнующим ощущением ее жизни. Этим качеством живописи не обладал, пожалуй, никто из его старших современников, что, возможно, и предопределило его интерес к творчеству двух уже умерших художников — М. И. Лебедева и В. И. Штернберга, тем более что их искусство развивало в своей основе тот же принцип непосредственной работы на натуре, которой придерживался в своих занятиях и Рабус.
Исаак Левитан
Ищи сам формы. Не подражай. Пускай будет у тебя хуже, но свое. Тем же приемом работай, что и я, но по-своему. Глаз у каждого устроен различно. Чувства одинаковые, общие, а все-таки с извилинками. Одно левитановское, другое саврасовское. Вот эту извилинку и следует передать, воплотить в красках.
Вид на Кремль от Крымского моста в ненастную погоду.
1851 г.
Работа лишена примет времени. В манере подачи и цветовом решении чувствуется влияние итальянской романтической школы. Игра света и тени, богатая красочная палитра и композиция, наполняют картину предгрозовой атмосферой и ощущением ожидания.
Небо, занимающее большую часть полотна, лучше всего передает величие и неотвратимость стихии, благотворно влияющей на природу и дающей возможность человеку задуматься о своем месте в мире, о своих возможностях.
Многие из учеников с особенной благодарностью вспоминают об этих лекциях и о живых беседах по вопросам искусства, возникавших обычно уже за пределами училища. В летнее время Рабус часто ездил со своими учениками в окрестности Москвы на этюды, зимой двери его квартиры были всегда открыты для молодежи.
Его произведения пятидесятых годов вместе с отзывами о них современников доносят до нас сложный процесс творческого роста молодого пейзажиста, еще связанного с искусством предшественников и в то же время уже отдаляющегося от них в понимании своих задач. Оставаясь во многом близким к искусству романтиков, он продолжает копировать Айвазовского и вместе с тем инстинктивно тянется к природе, стремясь постигнуть в этюдах и рисунках многогранность мира ее явлений.
Пройдя с успехом первый рубеж своего самостоятельного творческого пути, Саврасов после выставки 1851 года с еще большей смелостью вступает на путь творческих исканий.
его работы были отмечены вниманием вел. кн. Марии Николаевны, президента Академии художеств. Высокая гостья, посетив Училище и выставку, заинтересовалась успехами наиболее одаренных воспитанников. Среди приобретенных ею с выставки нескольких ученических работ была и картина Саврасова «Степь с чумаками вечером», в исполнении которой уже раскрылись, видимо, задатки будущего большого художника. Молодому пейзажисту было предложено отправиться на дачу Марии Николаевны, находившую между Петергофом и Ораниенбаумом, для написания видов с натуры.
Организованная в Училище в 1854 году ученическая выставка оказалась решающей в судьбе молодого художника.
Степь с чумаками вечером.
1854 г.
В сложности задач, которые возникали перед художником в процессе работы, в переплетении повседневного и романтически-возвышенного раскрываются трудности становления нового искусства, оказавшегося на переломе именно на рубеже 1850-х и 1860-х годов.
Пейзаж с рекой и рыбаком. 1859 г.
Стремление передать в своих картинах естественные краски природы в условиях свободно льющегося света и воздуха, наполняющего пространство, направляло соответствующим образом внимание художника и к выбору мотивов, щедро Дающих ему в этом плане натурный материал. В какой мере сумел художник приблизиться к жизненной правде в решении этой задачи, с наибольшей наглядностью раскрывает живопись его картины «Пейзаж с рекой и рыбаком» (1859, Гос. художественный музей Латвийской ССР, Рига). Уже самый мотив — летнего утра, с залитыми светом рекой, берегами и далями — представлял исключительно благодарную, хотя и трудную‚ натуру.
Ель.
1850–е
Рисунок.
Зимний лес, - шептал Саврасов. - Ты
гляди, гляди, мальчик, каждую
веточку можно разобрать. Форму
всегда запоминай. Учись лепить форму.
Кто этого не умеет, тому, пожалуй, и
восторг перед искусством не поможет
Искусство -- это знания, знания и
знания. Я тебя научу немногому, если
ты сам не будешь работать в
мастерской, дома, на этюдах. Везде где придется. Другой художник два часа в
день поработает, ручки у него затекли,
спина болит, он лениво потягивается.
Ну, а остальное время зад чешет.
Художник - это, брат, труд, сам труд.
Еще неизвестно, кому труднее -
крючнику или художнику.
В 1851 году Воробьев исполнил акварельный
портрет Саврасова, представленный на
выставке в Училище. В начале 1855 года он
скончался, будучи еще совсем молодым'д". Со
смертью Воробьева из ближайшего окружения
Саврасова ушел его первый наставник,
распознавший в своем младшем товарище
недюжинный талант. С поступлением
Саврасова в Московское Училище живописи и
ваяния его жизни.
На фоне очень тяжелых
условий домашней жизни
юного Саврасова дружа с
Воробьевым являлась
единственным светлым
началом, единственной
возможностью настоящего
общения с человеком, уже
приобщенным к искусству.
В своих лекциях Рабус уделял много внимания
изложению теоретических трудов по живописи
Леонардо да Винчи, Гёте и других Этим он не
только вводил своих учеников в область новых
для них понятий И представлений, но и будил их
собственную мысль.
Занятия под руководством
Рабуса не ограничивались
только узкой областью
пейзажной живописи, так как
он же читал лекции по
эстетике и по теории
живописи и вел специальный
курс перспективы в
четвертом классе.
Старые сосны. 1854 г.
Рисунок.
Многие из учеников с особенной
благодарностью вспоминают об этих лекциях и
о живых беседах по вопросам искусства,
возникавших обычно уже за пределами
Училища. В летнее время Рабус часто ездил со
своими учениками в окрестности Москвы на
этюды, зимой двери его квартиры были всегда
открыты для молодежи.
Летний день. Деревья на берегу реки.
1856 г.
Несмотря на успехи
Саврасова, проявленные им в
сочинении эскизов и
исполнении маленьких
видовых пейзажей, о которых
писал в своем отчете Рабус
еще в 1848 году, юному
художнику предстояла очень
большая работа над
освоением живого языка
живописи.
Его сравнительно опыт в работе на натуре
нуждался тогда в серьезной опоре, в примере
живописи таких пейзажистов, искусство
которых было бы сильно именно живым,
близким ему восприятием природы,
волнующим ощущением ее жизни. Этим
качеством живописи не обладал, пожалуй,
никто из его старших современников, что,
возможно, и предопределило его интерес к
творчеству двух уже умерших художников — М.
И. Лебедева и В. И. Штернберга, тем более что
их искусство развивало в своей основе тот же
принцип непосредственной работы на натуре,
которой придерживался в своих занятиях и
Рабус.
Ищи сам формы. Не подражай.
Пускай будет у тебя хуже, но свое.
Тем же приемом работай, что и я, но
по-своему. Глаз у каждого устроен
различно. Чувства одинаковые,
общие, а все-таки с извилинками.
Одно левитановское, другое
саврасовское. Вот эту извилинку и
следует передать, воплотить
красках.
Вид на Кремль от Крымского
моста в ненастную погоду.
1851 г.
Работа лишена примет времени. В манере подачи и
цветовом решении чувствуется влияние
итальянской романтической школы. Игра света и
тени, богатая красочная палитра и композиция,
наполняют картину предгрозовой атмосферой и
ощущением ожидания.
Небо, занимающее большую часть полотна, лучше
всего передает величие и неотвратимость стихии,
благотворно влияющей на природу и дающей
возможность человеку задуматься о своем месте в
мире, о своих возможностях.
Он не только готов был приютить под своим
кровом нуждающегося ученика и сделать его
членом своей семьи, не только радовался
творческим успехам и жизненным удачам
каждого, но, обладая запасом серьезных и
разносторонних знаний, как будто испытывал
истинную потребность поделиться своим
духовным богатством и передать молодому
поколению накопленный опыт.
Его произведения пятидесятых годов вместе с
отзывами о них современников доносят до нас
сложный процесс творческого роста молодого
пейзажиста, еще связанного с искусством
предшественников и в то же время уже
отдаляющегося от них в понимании своих
задач. Оставаясь во многом близким к
искусству романтиков, он продолжает
копировать Айвазовского и вместе с тем
инстинктивно тянется к природе, стремясь
постигнуть в этюдах и рисунках многогранность
мира ее явлений.
Пройдя с успехом первый
рубеж своего
самостоятельного
творческого пути, Саврасов
после выставки 1851 года с
еще большей смелостью
вступает на путь творческих
исканий.
его работы были отмечены вниманием вел. кн.
Марии Николаевны, президента Академии
художеств. Высокая гостья, посетив Училище и
выставку, заинтересовалась
успехами наиболее одаренных воспитанников.
Среди приобретенных ею с выставки
нескольких ученических работ была и картина
Саврасова «Степь с чумаками вечером», в
исполнении которой уже раскрылись, видимо,
задатки будущего большого художника.
Молодому пейзажисту было предложено
отправиться на дачу Марии Николаевны,
находившую между Петергофом и
Ораниенбаумом, для написания видов с натуры.
Организованная в Училище в
1854 году ученическая
выставка оказалась
решающей в судьбе молодого
художника.
Степь с чумаками вечером. 1854 г.
В сложности задач, которые
возникали перед художником
в процессе работы, в
переплетении повседневного
и романтически
возвышенного раскрываются
трудности становления
нового искусства,
оказавшегося на переломе
именно на рубеже 1850-х и
1860-х годов.
Пейзаж с рекой и рыбаком. 1859 г.
Стремление передать в своих картинах
естественные краски природы в условиях свободно
льющегося света и воздуха, наполняющего
пространство, направляло соответствующим
образом внимание художника и к выбору мотивов,
щедро Дающих ему в этом плане натурный
материал. В какой мере сумел художник
приблизиться к жизненной правде в решении этой
задачи, с наибольшей наглядностью раскрывает
живопись его картины «Пейзаж с рекой и рыбаком»
(1859, Гос. художественный музей Латвийской ССР,
Рига). Уже самый мотив — летнего утра, с залитыми
светом рекой, берегами и далями — представлял
исключительно благодарную, хотя и трудную‚
натуру.
Ель. 1850–е
Рисунок.
Он не только готов был приютить под своим кровом нуждающегося ученика и сделать его членом своей семьи, не только радовался творческим успехам и жизненным удачам каждого, но, обладая запасом серьезных и разносторонних знаний, как будто испытывал истинную потребность поделиться своим духовным богатством и передать молодому поколению накопленный опыт.
В 1857-м художник сочетался законным браком с Софьей Герц, приходившейся сестрой его другу и университетскому товарищу. В браке родились 5 детей. 2 дочери художника скончались в младенчестве, что стало для него и супруги страшным ударом.
Волга
1870
Проселок
1873
Зимний пейзаж
1871
Сухарева башня
1872
Вид на Московский Кремль.
1873
Алексей Саврасов
Глубина мысли, строгая наблюдательность, любовь и серьезное понимание искусства, при блестящем, но правдивом колорите, есть отличительный характер живописи британских художников.
Вышли из условности предшествовавшего взгляда; строго сохраняя местный характер колорита и рисунка, они с замечательной верностью передают все разнообразные мотивы природы. Колорит их силен, блестящ, но правдив. Только при таком стремлении, при таком изучении может эта отрасль стать высоко в современном искусстве
где он мог увидеть лучшие произведения живописи всех европейских школ и ознакомиться с мало известным в России искусством Англии. Для него, никогда не выезжавшего за границу, такая поездка была просто насущно необходимой.
Члены Комитета, высоко оценив их колорит и верно переданный художником характер горного ландшафта, признали, что Cаврасовские этюды «принадлежат к самым отрадным из результатов деятельности Общества Любителей Художеств.
По возвращении в Москву Саврасов представил В Общество написанные им в Швейцарии этюды.
В 1862 году на средства Общества любителей художеств Саврасову была предоставлена возможность поехать на открывшуюся в Лондоне Всемирную выставку,
В сравнении с тем, что увидел он в Лондоне и узнал в Европе, более заметными становятся для него слабые стороны показанного на выставке русского искусства. «Русский отдел живописи был не полон, было много пробелов, и можно сказать, что много замечательных произведений русского искусства не было на выставке»6, — пишет Саврасов в отчете о своей поездке. Отобранные для выставки произведения отличались в большинстве своем, по мнению Саврасова, однообразием. В их исполнении было особенно заметно подражание прославленным мастерам.
Пейзаж с болотом и лесистым островом. Конец 1860-х - начало 1870-х
Летний пейзаж с мельницами. 1859
Мотивы зимней природы, интересовавшие пейзажистов в то десятилетие, могли заключать в себе сюжеты, близкие народной жизни, и отвечать в какой-то мере общей направленности передового искусства, проникнутого сочувствием к судьбе крестьянина.
Среди известных теперь картин
1860—х годов нет, к сожалению, ни одной с изображением зимнего пейзажа, хотя этот мотив не однажды привлекал к себе внимание художника.
Владимир Петров, искусствовед
Стремление к правдивому слову о русской действительности, о тяжелой судьбе крестьянства... столь характерные для той поры, наглядно проявились и в искусстве. Менялись философские основы и историко-художественные ориентиры творчества. Все более конкретным, «бытовым» становилось и восприятие природы.
Вера Алексеевна Саврасова
Отец зарабатывал немного, и мы должны были жить более чем скромно, — бедно. Я этого не понимала тогда и обижалась, если кто-нибудь мне это говорил. У меня не было ни дорогих игрушек, ни нарядных платьев и хороших вещей. Вся обстановка нашей квартиры казенной была очень проста, не было ни зеркал, ни ковров, ни драпировок. Зато была масса цветов, которые мать очень любила, ухаживала за ними, и они украшали наши маленькие уютные комнаты настолько, что было в них солнечно, радостно и как бы весело. . .
Лунная ночь в деревне (Зимняя ночь). 1869
Эстетическая программа саврасовского творчества, сложившаяся к концу 1860-х годов, продолжала развиваться и углубляться в следующее десятилетие, получая свое выражение в очень различных по живописному строю художественных образах. Свободно распоряжался при этом Саврасов и своей живописной палитрой, обращаясь в зависимости от выбранного им мотива то к коричневой тональной живописи, то к светлым естественным краскам природы, восходящим к пейзажу «Сельский вид».
Пейзаж с избушкой.
1860-е
Лосиный остров в Сокольниках. 1869 г.
Первое пятилетие 1860-х годов в отчетах Саврасова не встречается упоминания о картинах на мотивы русской природы. Ничего такого, что являлось бы продолжением живописных искании конца 1850-х годов, нельзя обнаружить и среди Дошедших до нас произведений. Эта линия в его творчестве как бы обрывается. Что-то мешает Саврасову сохранить прежнюю венециановскую чистоту и ясность в изображении родной природы. Не было тогда у него и пейзажей, содержание которых несло бы в себе критические тенденции, родственные обличительному жанру. Возможно, что в какой-то мере и обстоятельства жизни не позволяли ему войти в работу над новыми пейзажными темами, связанную с освоением натурного материала". Он, видимо, все еще продолжал жить впечатлениями от горной природы, и эта увлеченность могла на время заглушить его привязанность к равнинному пейзажу Подмосковья. Привезенные им из Швейцарии натурные этюды, благосклонно принятые в Москве, а также напутствие Каульбаха, восторженно отозвавшегося о них, поддерживали, вероятно, в художнике его творческий порыв и рождали надежды на какие-то новые значительные свершения. Работа над картинами по этим этюдам становилась для Саврасова как бы логическим завершением его поездки.
Успех картины «Лосиный остров» должен был принести моральное удовлетворение художнику, оказавшемуся в те годы в особенно тяжелых жизненных условиях. Поскольку пейзажный класс в Московском Училище начиная с 1867 года почти пустовал, администрация Училища", воспользовавшись этим обстоятельством, лишила Саврасова Казенной квартиры, что усугубило его и без того очень стесненное материальное положение.
Зимний пейзаж
1873
Вечер перелет птиц
1874
Летний пейзаж с дубами.
1890-е
Саврасов мог встретить в пути такого именно вида равнинный пейзаж с перелесками, кривыми березками и бедными селениями, затерявшимися среди полей. Находясь в состоянии творческого подъема после успеха картины «Волга под Юрьевцем», он среди этого скромного и однообразного по внешнему облику пейзажа мог особенно почувствовать поэтическую прелесть влекущей вперед дороги. Она становилась Для него своеобразным «ключом» к лиризации зимнего пейзажа.
Отправляясь за натурным материалом для задуманной им картины «Грачи прилетели» в отдаленные районы Ярославской или Костромской губерний, расположенные где-либо на проселочных дорогах.
Вид Волги под Юрьевцем.
1870-е
У ворот моностыря
1875
Принципиально новой для того времени была и выбранная Саврасовым сюжетная структура картины, что сразу же отличило ее от многих и многих сельских пейзажей 1860-х годов. В ней не было ни тени определенной тенденции, ничего, что могло бы отвлечь или, наоборот, приковать внимание развитием жанрового действия, ничего искусственно построенного или связанного c общепринятыми представлениями о красоте. Все в ней было необычайно просто, но столь же необычайно глубоко пережито. Чуткий в своем восприятии жизни природы Саврасов как бы подслушал тихую, душевную, несколько задумчиво-грустную и вместе с тем радостную музыку русской северной весны. Вся картина оказалась пронизанной этим сложным волнующим настроением. Оно теперь, как и сто лет назад, понятно И близко русскому человеку, как близки ему и изображенные Саврасовым кривые белоствольные березы, ставшие тогда для пейзажиста предметом «высокой поэзии».
Мотив — начало весны в русской деревне — был тогда еще новым, мало разработанным в живописи, что уже определяло в большой мере новаторский строй пейзажного образа и путь его поисков.
Грачи прилетели. 1871 г.
Емкость содержания, заложенного в картине «Грачи прилетели», огромна. За этими березками, растущими близ сельской церкви, за этими полями, простирающимися за селом, вставал широкий образ пейзажа России. Это был образ родной страны, который жил в сознании русских людей и давно уже ждал своего художественного воплощения. С ним, с этим образом весеннего пробуждения природы, связывались любовь к родной земле и все лучшие чувства, надежды и стремления. Он приобретал идейно—социальную действенность, сближаясь с теми положи- тельными идеалами, которыми жила передовая часть русского общества.
Владимир Стасов
Сквозь сетку Деревьев расстилается вдали загородный зимний пейзаж. Замерзшие колокольни, горы и снега, где-то домики вдали, молчание повсюду, ни одной живой души, мутный белый блеск и свет, глушь и холод... Тут зиму слышишь, свежее ее дыхание!
Константин Коровин
— Да, да. Уж в Сокольниках фиалки цветут. Да, да. Стволы дубов в Останкине высохли. Весна. Какой мох! Уж распустился дуб. Ступайте в природу, — говорит он нам. — Там — красота неизъяснимая. Весна. Надо у природы учиться. Видеть надо красоту, понять, любить. Если нет любви к природе, то не надо быть художником, не надо.
Следующий год оказался у Саврасова не менее наполненным.
В начале и в конце года он экспонировал свои работы на двух передвижных выставках и вместе с другими московскими художниками участвовал на конкурсе, организованном Обществом любителей художеств в связи с юбилейными торжествами, посвященными 200-летию со дня рождения Петра Великого.
Вечер. Восход луны.
1872
Весна. Этюд.
1874
После успеха «Грачей» Саврасов, вероятно, с особой ответственностью подходил к работе над каждым новым произведением. Эстетические принципы, утвержденные в этой картине, как бы требовали дальнейшего развития.
Целое столетие отделяет нас от произведений, созданных в начале семидесятых годов Саврасовым и Васильевым.
Столь долгий срок, отмеченный интенсивным развитием пейзажной живописи, вступлением в жизнь ряда поколений художников и сменой различных направлений в искусстве, не смог поколебать непреходящей художественной ценности этих работ, определивших, можно сказать, начало расцвета русского пейзажа.
Константин Коровин
— А как, Алексей Кондратьевич, нужна в пейзаже даль — деревья большие и воды? — спросил его однажды ученик Мельников.

— Не знаю, — ответил Саврасов. — Не надо, а может быть, и надо. Я не знаю. Можно просто написать, что хочется — хорошо только написать. Нужна романтика. Мотив. Романтика бессмертна. Настроение нужно. Природа вечно дышит, всегда поет, и песнь ее торжественна. Нет выше наслаждения созерцания природы. Земля ведь рай — и жизнь тайна, прекрасная тайна. Да, тайна. Прославляйте жизнь. Художник — тот же поэт.
Искусство Саврасова 1870-х годов по сравнению с предшествующим десятилетием представляет собой явление гораздо более сложное, открывшее новую эпоху в его творческой биографии. Оно формируется всем ходом духовного развития художника, сохранившейся у него склонностью к возвышенно-романтическому восприятию природы и одновременно накопленным знанием жизни. Его личная биография, уже отягченная к этому времени смертью троих детей и многими другими душевными испытаниями, также вносит свою ноту в творчество этого впечатлительного пейзажиста. Все это, вместе взятое, предопределяет круг выбираемых им мотивов, близких народной жизни, и строй пейзажных образов, объединяющих в себе лирическое и романтическое начала.
ГЛАВА ВТОРАЯ
НОВОЕ ТВОРЧЕСТВО
Село Болгары
1872
Вечер.
1877
Сосновый бор на берегу реки.
1890-е
Осенний лес. Кунцево. Проклятое место.
1872
Мастерская Саврасова резко отличалась от других. В тех работали по необходимости и по обязанности. Иногда зевали и скучали. Здесь не думали о школьных наградах и отличиях. Здесь горячо любили искусство, работу, увлекались до самозабвения.
Алексей Кондратьевич вздыхал, задумчиво посматривал на улицу и вдруг потирал руки, предвкушая что-то необыкновенно приятное ему.
В Сокольниках, Останкине, Черемушках, Коломенском, Покровском-Стрешневе, во всех других близких и далеких подмосковных Алексей Кондратьевич знал каждый кустик, тропку, овраг. В тех же самых местах юноша подсмотрел такие уголки, мимо которых Саврасов пробегал торопливо, не замечая, увлекаемый более эффектным, и примечательным. Левитан стал ходить сюда один. Он приносил Алексею Кондратьевичу новые свои вещи, удивляя его и радуя.
Всю весну саврасовская мастерская работала на воздухе. Школа живописи, ваяния и зодчества была только местом утреннего сбора.
Алексей Саврасов
Лови всегда весну, не просыпай солнечных восходов, раннего утра. Природа никогда не бывает более разнообразной и богатой. Пиши ее так, чтобы жаворонков не видно было на картине, а пение жаворонков было слышно. В этом -- главное. В поэзии. А поэзию природы ты угадаешь тогда, когда полюбишь ее всем своим сердцем. У тебя и глаза-то будут смотреть по-другому, когда любовь их раскроет. Они станут большие, зоркие, всевидящие. Кому весной грязно и сыро работать, тот не пейзажист, не художник, дрянь, мазилка, ничего не чует и не понимает. Маляр в бархатной куртке. Искусству восторг нужен. Нет его... искусство в картине такого художника не ночевало. Все будет на месте, написано, нарисовано, хитрая и затейливая композиция, мысли прут, а все-таки генерал без пяти минут. А в искусстве эти пять минут-то самое важное.
Просека в сосновом лесу. 1883
Этого неугомонного Алексея Кондратьевича насыщал воздух, густой и душистый от цветения природы.
Саврасов не помнил о времени -- кстати, у него никогда не было часов. Левитан знал, что Алексей Кондратьевич любил за работой петь вполголоса. Сегодня он был в особенном увлечении и забыл обо всем на свете, кроме своих двух дубов, широких и мощных, стоявших на солнечной полянке. Они занимали три четверти большого холста.
Пейзаж с радугой.
1881 г.
Созданный образ, поражая вначале новизной решения, притягивает к себе скрытым в нем глубоким подтекстом, многозначностью выраженных в нем чувств. В живописи пейзажа многое идет от пленэрных работ второй половины 1870-х годов. Но свободно положенный мазок, часто применяемый Саврасовым в маленьких пейзажах тех лет, здесь местами приобретает особую поспешность, выразительно схватывающую лишь общую форму и цветовую тональность предмета.
Алексей Саврасов
Академик Саврасов сегодня отдыхает, и все русское искусство на отдыхе... Маляры! Все равно никто не напишет вторых "Грачей"! Скопцы! Где им понять земную красоту! Краска у них только разноцветная, а души в ней нету. Труп, раскрашенный труп, а не природа в вашей мазне!
К нему не опаздывали. Этот большой, стремительный и косматый человек, как только зима поворачивала на лето, начинал волноваться, В мастерскую мимоходом заглядывало скупое январское солнце. Алексей Кондратьевич непременно подходил к окну, улыбаясь приветливо и радостно, и ученики знали, о чем думал учитель. Он считал предвесенние дни.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
В МАСТЕРСКОЙ
Опоздать в мастерскую Саврасова было, однако, не трудно. С наступлением весны работа там начиналась с петухами, как в деревне. Саврасов каждый день приходил по-разному. Смотря по погоде. В туман и дождь позже, в солнце -- раньше. И все-таки успевали. Он умел вызывать в учениках такое же беспокойство и нетерпение, каким был охвачен сам.
-- Ну-ка, взгляни, малыш, -- сказал усмехаясь Саврасов Левитану,
-- шумит у меня дуб или не шумит? Левитан внимательно уставился на полотно, закрыл глаза и открыл.
-- Шумит, Алексей Кондратьевич. Могу это вообразить легко...
-- Верю. Врать тебя я никогда не учил. И они опять работали в молчании, только слышалось прикосновение кистей к холсту.

Село Болгары. Малый минарет и развалины Белой палаты.
1872-1874
Весна. Провинциальный дворик.
1880-1890-е
А ведь ты меня, Исаак, нынче перещеголял. Скажи, пожалуйста, как это ты хорошо несколько веток за кромочку полотна пустил. Чудно! Дуб стал живее. Правда, у тебя места моего меньше. Да нет, и у меня бы было так лучше. Вот посмотри, я продолжу эти три ветки.
Дворик. Зима.
1870-е
Татарское кладбище. Крым.
1886
Зима
1873
У иконы богомольцы
1870-е
Правда, в дошедших до нас картинах и рисунках тех лет трудно уловить какую-то последовательность живописных поисков, но говорить только о нарастающей деградации мастерства и ущербности творчества — значит обеднять и искажать представление обо всем том, что было сделано Саврасовым за эти последние пятнадцать лет. Здесь все гораздо сложнее. Душевное смятение художника и его внутренняя растерянность наложили свою печать на многие его произведения. Но если одни картины действительно свидетельствуют о его моральном и творческом падении, то другие, созданные, возможно, в те же годы, поражают внутренней экспрессией образов. Как и при каких обстоятельствах писались им те и другие картины, восстановить теперь трудно.
В эти трагические годы он очень много работал, несмотря на полную жизненную неустроенность, или, вернее, бездомность.
Могила.
1884
Сельское кладбище в лунную ночь.
1887
Здесь надо искать ключ ко всему тому, что объясняет его смелые взлеты творческого вдохновения и частое обращение к образам, созданным романтической мечтой. Саврасов во всем этом тот же художник огромного дарования, страстно влюбленный в природу, стремившийся в искусстве, как и раньше, к преображению жизни. И хотя теперь он раскрывается перед нами уже совсем по-иному, мы о многих его произведениях этих лет можем говорить как об искусстве полноценном, снимающем с имени художника мрачную печать деградации творчества и мастерства.
Более понятной становится на этом фоне такая неудержимая потребность у Саврасова перевести на язык живописи свои переживания, потребность высказать себя в картинах.
Иван Павлов
У меня произошло интересное знакомство. Вечерами на высоком берегу Москвы—реки я часто видел лежащим некоего старика в длинной серой блузе, с седой бородой. У заворота русла, неподалеку прилетала цапля и подолгу стояла на одной ноге. Меня сильно занимал этот старик, и я как-то спросил его: Что же ты тут, дедушка, делаешь? — Я, милый, — отвечал он, — наблюдаю природу . . . Природу . . . понимаешь ты? После я напишу картину . . . —А кто же ты такой будешь?—все любопытствовал я. Я художник Саврасов . . . Учись и ты наблюдать природу . . . Подрастешь, нарисуй картину таким же способом, как и я . . .»".
Ранняя весна. Рисунок
1880-е
Причины кризиса, видимо, связаны с той гнетущей жизненной средой, противостоять которой не смог мягкий от природы характер Саврасова.
Малоизвестна еще в настоящее время и та роль, которую сыграли в этом деле администрация Московского Училища живописи и группа враждебно настроенных педагогов. Известны лишь такие факты, что Саврасов до конца своей преподавательской деятельности оставался в должности младшего преподавателя с окладом 600 рублей в год, не был удостоен звания профессора и был незаконно лишен казенной квартиры. Подчеркнутое игнорирование громадных заслуг старейшего педагога, снискавшего столь горячую любовь у молодежи, не могло не приносить художнику моральных страданий.
Лето этого года Саврасов прожил под Москвой в деревне Давыдково, вблизи тех мест, где когда-то он жил с семьей. Сохранившееся письмо его к П.М.Третьякову раскрывает безысходность того положения, в котором художник очутился, лишившись своего скромного, но регулярного жалованья в Училище. Бездомная жизнь угрожала ему почти нищетой, а возможно, временами и вынуждала искать приюта в ночлежном доме или у своих друзей Кондратьева и Колесова.
Несмотря на все душевные потрясения, Саврасов, очевидно, до конца жизни сохранил свой исключительный дар наблюдать и изучать природу.
Новодевичий монастырь.
1890 г.
Картина написана в 1890 г. Произведение все насыщено солнечным светом и яркими красками. Летним днем рисовал художник это произведение, стремясь передать зрителю свое восторженное отношение к этому прекрасному виду. Монастырь открывается художнику с другого берега реки. Он смотрит на него через ветки сросшихся стволов березки и старого дуба. За синим течением реки открывается зеленое поле, разделенное едва заметными ровными полосами. За полем видны ослепительно белые стены монастыря, освещенные солнцем, которое делает их еще ярче. За монастырем начинает разгораться закат, несмотря на то, что солнце еще стоит высоко и подсвечивает золотистым цветом облака.
Ночка. 1883 г.
Художественные достоинства картины «Ночка» отмечали все советские исследователи, писавшие о Саврасове, ее воспроизведение можно встретить во многих изданиях, посвященных его творчеству. Поздняя манера живописи проявилась в этой картине своими лучшими сторонами. Во всем, что изображено в этом маленьком пейзаже, дает себя чувствовать что-то глубоко пережитое художником, но трудно выразимое словом. Тонкая лирическая настроенность позволяет сблизить живописный образ саврасовской картины с ноктюрном в музыке.
Алексей Саврасов
«Я не имею средств устроить мастерскую в Москве и живу в деревне, в холодной избе. Не можете ли Вы мне помочь в этом, мне для этого достаточно будет 200 рублей ... Павел Михайлович, Вы неоднократно делали мне одолжения, не откажите мне в моем последнем желании, я пишу письмо, находясь в самом крайнем денежном положении ...»
А.С. Размадзе
обращаясь в письме к П.М. Третьякову с просьбой о помощи для Саврасова
Старик Алексей Кондратьевич Саврасов в настоящее время доживает свой печальный век в такой бедности, в таком бедственном положении, на которое невозможно смотреть равнодушно. Последние годы он работал по мере сил и мог еще хоть кое-как перебиваться, но вот уже около года, как он ослаб настолько, что работать почти не может; теперешняя жизнь его похожа на медленное умирание. Он получает от Общества ежемесячно пособие в 25 рублей, но можно ли существовать на эти деньги вчетвером, имея двух малолетних детей
Похороны художника прошли очень скромно, хотя и были возложены венки от Общества любителей художеств и от Товарищества передвижных художественных выставок.
Раняя весна. Оттепель.
1880-е
На отпевании, происходившем в больничной церкви, среди немногих художников, почитателей Саврасова, и молодежи присутствовал один из его выдающихся учеников — И. И. Левитан. Об этом дне похорон проникновенно рассказано в воспоминаниях уже о самом Левитане: «Поздней осенью, в хмурый и дождливый день, хоронили Саврасова. Публики не было, да ее и не ждали. Собрались только художники, да зеленая молодежь художественных школ. Во дворе городской больницы, на Калужской улице, у маленькой церковки группа людей стояла У входа в ожидании панихиды. Одним из последних приехал И И. Левитан. Он был печален, его неподдельная грусть резко проявлялась в среде оживленных художников.
В 1882 году Саврасов оставил Московское Училище живописи, ваяния и зодчества, где в течение двадцати пяти лет был бессменным руководителем пейзажного класса. Совпала почти одновременно с этим и кончина Перова.

Училище лишилось поистине двух духовных вождей молодежи, двух педагогов, представлявших в семидесятых годах передовое направление московской художественной школы. Косвенным образом выявилось тогда же и то настороженное отношение администрации к пейзажному классу, которое осложняло жизнь И работу Саврасова. Его бывшие ученики, кончившие Училище позднее, после увольнения своего основного руководителя, вышли, не удостоенные положенного им звания.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ
Весна. Огороды.
1893
Алексей Саврасов умер в 1897 году в Москве. Он воспитал целую школу художников. Среди его учеников были такие мастера, как Михаил Нестеров, Константин Коровин, Лев Каменев, которые с теплотой и благодарностью вспоминали своего учителя. Исаак Левитан писал:
«Да, покойный Саврасов создал русский пейзаж, и эта его несомненная заслуга никогда не будет забыта в области русского художества».
Сделано с любовью в NetLab
Права на материалы, опубликованные на сайте www.levitanart.ru, принадлежат их авторам.
Все эти материалы представлены на сайте исключительно с ознакомительными и целями и только для некоммерческого использования.
Использованы источники: Исаак Левитан (автор: Владимир Федорович Круглов), К. Коровин моя жизнь